ДИАГНОЗ: ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ

ДИАГНОЗ: ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ

«восточный синдром» — пишется только с маленькой буквы и в кавычках! Если продолжать в том же наукообразном ключе, то был и «вирус» по имени Костя Битюков (один курс музучилища по классу фагота и один курс филфака местного пединститута), который внедрился в группу «Экслибрис», репетирующую в Магаданском ДК профсоюзов. Состоял «Экслибрис» из студентов музучилища, а играли они то, что и положено играть бурым под руководством своего преподавателя — джаз-рок. Играли, видимо, неплохо, даже были на Хабаровском джазовом фестивале, хотя вряд ли такая версия джаз-рока обрадовала бы Майлза Дейвиса.

«Вирус» же производил разрушительную работу: приносил слушать «Кэн», Иноу, Харолда Бада… В конце концов студенты начали от нечего делать и отчаяния, тайком, ночью, в свободное от джаз-рока время, импровизировать-репетировать с Битюковым. Играть такую музыку публично в 1986 году а Магадане не было тени возможности…

В декабре Костя попал с нервным, хм, срывом, хм, в больницу на три месяца. За это время в корне изменилась ситуация — назрело рождение Рок — клуба. 21 марта состоялся I Магаданский Рок-Фест, где выступил «Экслибрис», и одновременно дебютировал «вс». Если учесть, что Костя вышел из больницы 18-го, премьеру можно считать блистательной, — работоспособность вообще одно из основных качеств этой группы. Даже самые крутые «металлисты» были поражены в самые сердца «Куклой» (фраза из нее «…перевязанный скотчем…» была очень модной в том сезоне…) Состав на месте: К.Б. (гит., вок.), Андрей Неустроев (вок.), Саша Пономарев (гит.), Женя Валов (бас), Юра Хотенко (перк., ритм-программер).

После феста тайные репетиции становятся явными для дирекции ДК и перед «двурушниками» становится недвусмысленная дилемма. Ребята, уже изрядно ослабленные «вирусом» и потрясенные «синдромом», дружно последовали за Битюковым на… просторные и еще не прогретые солнцем улицы Магадана (кому угодно, может провести параллели с Гамельном…). Кроме улиц есть еще комната Кости в квартире № 13.

Чуть позже к «вс» присоединился выпускник магаданского же музыкального училища Володя Бовыкин (сакс). В мае-июне группа записывает первый альбом у Кости дома, — благо, его родители уехали в длинный северный отпуск. Альбом получил название «Студия 13» (см. номер квартиры), в нем уже проявилась вся сила ансамбля — строгая четкая игра, необычные гармонии, «фантастические» тексты, словно лучем выхватывающие куски той реальности, что глупее абсурда. Некоторый поп-оттенок, по-моему, придавали альбому вещи А. Неустроева.

В начале июня проходит крайне сумбурный II Рок-фест, после которого Неустроев и Бовыкин уезжают в Питер на поиски более благоприятной почвы для «вс», чем холодные гальки Магадании. Юра Хотенко уезжает на заработки на Чукотку. Остатки «вс» репетируют с барабанщиком «Миисии: Антициклон» Олегом Волковым. Из состава по финансовым причинам уходит ритм-программер.

В сентябре «вс» квартетом выступает на Камчатке в фестивале «160-й Меридиан» вместе с легендарным «Д-ром Тиком». Триумф магаданского рока.

В ноябре — выступление на I Дальневосточном Рок-фестивале в Хабаровске. После него — пиратские гастроли во Владивостоке.

«Студия 13» на всякий случай была послана на конкурс «Авроры», а на улице давно уже снег и лед, — и души музыкантов начала леденить безысходность.

И среди этой ужасной зимы пришло теплое (сам щупал!) письмо Рок-дилетанта, — дышать стало легче. Следуют разноплановые события: в марта уходит Е.Валов, апрельские гастроли в Сусумане с Юрой Хотенко на басу, с марта по май записывается довольно забавный демоальбом «Клуб местной промышленности» (название здания, где расположен МЦ и Рок-клуб), раскрывающий философию брызгунцев: в Магадан, но не в «вс» вернулся А. Неустроев.

В мае Костя украсил собой весьма живописную, хм, и представительную, хм, магаданскую делегацию наблюдателей на 6-й Ленинградский Рок-фестиваль. Следствие: в августе возвернулся в Магадан Вова Бовыкин.

В сентябре 88 записывается настоящий второй альбом — «С ключами на носу» — в составе: С.Пономарев (гит.), Битюков (гит., пение, т. сакс), В.Бовыкин (бас, а. сакс), О.Волков (уд., пение). Мне этот альбом кажется вершиной творчества «вс».

Намечались некоторые предложения и гастроли, но в ноябре Битюков неожиданно заявил, что в этом составе «вс» больше работать не будет. Причины — творческая неудовлетворенность и этические претензии к одному человеку — не назывались вслух, но в воздухе висели. Последовал период безвременья, во время которого Пономарев и Бовыкин объединились с «Миссией: А» в довольно забавный проект «Папа КипаРис», а Костя, забив окна своей новой (после размена с родителями) квартиры № 32, предавался рисованию и размышлениям о более альтернативных путях реализации своих видений и мыслей.

Но кушать им хотелось всем и все сильнее, поэтому когда в пределах досягаемости появилась синица (предложение озвучить конкурс «Нагасакская красавица»), «вс» возобновил репетиции, пригласив на барабаны друга юности Сашу Сандианова.

В квинтете (с Хотенко и Сандиановым) «вс» аккомпанирует красавицам, зазывая противоречивые оценки зрителей — делая и то и другое даже в Новогоднюю ночь.

Потом подошли приглашения на Киевский фестиваль альтернативного рока (или что-то в этой роде), на фестиваль в Комсомольске Амурском, в турне по Сахалину. Первый оффер как-то не вышел. В Комсомольске и Сахалине «вс» играл с переменным успехом. «Переменность», отмечу, не всегда была виной «синдрома». В одном месте сахалинские комсомольцы, пригласив группу, как-то упустили, что им нужен аппарат… Это, правда, апогей, но в результате — за два месяца всего шесть концертов. Такие дела. Не облопаются родные мои лауреаты. Впрочем, организация концертов, в чьих она руках и т. д. — это тема для многих статей. Поэтому не буду расписывать ужасающие картины полуголодного существования магаданских рок-музыкантов.

Вернусь к собственно музыке. Главное достоинство творчества «вс» — прямо осязаемая визуальность. Песни очень похожи на ожившие картины Хоана Миро, пришедшие в движение статичные безглазые фигуры Де Кирико. Это не пересказ содержания каких-то картин, но именно визуальное мышление. Остается пожалеть, что пока не нашлось возможности снять видеофильмы по песням «вс».

Музыка группы раскидывает свои сети в область не-рока Берна и Бада, пересекает на цыпочках вброд «теплую струю» Б. Иноу. Корни поэтического дерева тянутся в творчество Хармса и Воннегута, — явлению не ставится диагноз, не выносится приговор, но лишь подчеркивается уродливость явления путем абсурдного смещения акцентов.

Мил моему сердцу «синдром» еще и потому, что (как кажется мне) эти песни восстанавливают нить искусства, уничтоженную в 30-е годы. Восстанавливают процесс развития, начатый обэриутами, Татлиным, Родченко, Мосоловым. Мне кажется жизненно необходимым для всей нашей израненной в кровь культуры связать все ее нити, найти все ее корни. И горько мне, когда по любому поводу роют подземный ход через Атлантику, хотя достаточно прогулки, скажем, в Витебск…

Однако возникла у меня другая тема… увлекся, — видно, пора заканчивать.

«восточный синдром» наверняка не одинок в своей работе, но послушать его и посмотреть стоит не только из-за его происхождения. Кажется, такая возможность появилась у европейцев в СССР. 28 июня «вс» должен выступать в Подольске. В июле, предположительно — в Питере.

Как бы там ни было — ОНИ, с гитарами у ВАС, в Европе. Ваши шансы дать собственную оценку этой группе увеличились неимоверно! С чем я Вас и поздравляю.

Как у Вас насчет иммунитета?.. к магаданскому гениальному авангарду с элементами «жестокого индустриалия»?

1989 Д-р Лонгхза

саксафон

я придумаю новые слова

и сыграю их тебе на саксофоне

у тихого ручья средь ивняка

чтоб достучаться до тебя

я придумаю новый танец

чтобы танцевать с тобой

под шепот ветра в мокрых дюнах

в стеклянных брызгах моря

чтоб говорить с тобой

я уйду к центру пустыни

я скроюсь как улитка в раковину

я спрячусь как змея в песок

потухнет небо и звезды опустятся в море

но ты услышишь только саксофон

ветер

брось камешек в море разойдутся круги

и все стихнет

и сколько не бросишь побегут лишь по водам волны

сбрось камень с души

расскажи мне про танец света

спой мне негромко про то где ночуют ночи

но вновь почему-то я слышу о мертвых травах

сонных долин о шествии буйных троллей

и пять своих пальцев растопырив как ветви

он парит в интерьере

шум нервных аккордов не унять ему

как не старайся

жестким взглядом проникаешь ты в сердце тайны

хмурым утром обрастаешь плащом тумана

и как будто понял я тебя с полуслова

но слова исчезают с приходом солнца

свежий ветер не умеет лгать

реквием

опрокинут кувшин

капли янтарного масла на носочках черных туфель

стой окрашенный синим на фоне желтых гардин

в ослепительно ярком свете

обезумев книга порхает в эфире круша насекомых

в несбыточное

поезд идет в несбыточное

ты построил стены для дам из прочного камня

до самого синего неба

дама пишет на стенах картины статьи

заголовки письма и книги

жалованный БОЛЬШИМ НАРОДНЫМ СПАСИБОМ

вооружившись сажей и мылом следом за нею

следом за нею

масло лениво лезет с ботинок струйкой вливаясь

в жерло кувшина

куклы неистово хлещут поклоны а за спиною

гордо вытянут кукиш

кукиш уныло смотрит на книгу ту что в эфире

крушит насекомых

что же чудесно завтрак с грибами и перьями

эму жрет незнакомец серебренной вилкой

сумасшедшие пилоты садятся в кабины

камни взлетая устремляются в небо

беспечные малютки поливают баобабы

а мы по-прежнему стонем гимн первому встречному

воем реквием незнакомцу

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Восточный Тироль: труба зовет...

Из книги автора

Восточный Тироль: труба зовет... По мере удаления от столицы Тироля, вглубь края и выше в горы, все заметнее становится разница в образе жизни населения, в их диалектах, традициях и пристрастиях. Так, жители Шваца на протяжении 400 лет добывали серебро. В XVI веке этот сегодня


Восточный мистицизм против западной дисциплины

Из книги автора

Восточный мистицизм против западной дисциплины Диалог Мохсена Махмалбафа и Вернера ХерцогаВЕРНЕР ХЕРЦОГ. Я знал иранскую поэзию и иранских поэтов прежде, чем познакомился с иранским кино. Культура Ирана насчитывает пять или шесть тысячелетий, в то время как в Германии