ЕЩЕ ОДНО СЛОВО О ПОЛКУ ВОДОПАДОВОМ

ЕЩЕ ОДНО СЛОВО О ПОЛКУ ВОДОПАДОВОМ

«Так следует продолжение или не следует?! А хрен его знает!..»

С.Лукашкн. Слово о полку ВОДОПАДовом.

Итак, первый шум вокруг панк-фольк-рок-группы ВОДОПАД им. Вахтанга Кикабидзе из Верхотурья утих. Первый информационный голод, после опубликования БГшной аннотации /с ворованным названием?/ в «Авроре», Лукашинского опуса в журналах «СЭЛФ» /Челябинск/ и «Зомби» /Москва/, а также кое-какой информации в «Урлайте», утолен. Однако, вопросы остаются.

В связи с чем мы и предлагаем вам ознакомиться с неким историческим документом-письмом С. Лукашина А. Житинскому, имеющим характер открытого, точнее с той его частью, которая касается дальнейшей судьбы ВОДОПАДА.

«… Вам, наверное, небезынтересно будет узнать, как прожил ВОДОПАД эти бурные месяцы? Бурно прожил. Слава росла в арифметической прогрессии. Письма исчисляются уже сотнями, правда, всего двумя. Зато какая география — Гомель, Владивосток, Алма-Ата, Уренгой… Пришлось завести секретаря и бланки с типовыми ответами. Заезжие клиенты рок-клуба активно писали ВОДОПАД. В Москве альбомы появились в киосках звукозаписи. Оттуда же, уже в феврале, поступили приглашения.

В группу вернулся Слава Калясников. На мой взгляд, один из интереснейших роковых вокалистов на данный момент. Ребята готовились к бою. Ввели клавиши, бас, саксофон, музыкально переписали „Аппаратчика“, сделали ряд удачных аранжировок и вообще зазвучали. Запахло недурным роком. В феврале я три недели околачивался в Верхотурье, пытаясь объединить разнородные вещи из двух альбомов в нечто целое под общим названием „Палата № 6, площадь 22 млн. кв. км.“. И вот, где-то так 15 марта ВОДОПАД без литовки и предварительного просмотра /спасибо руководству рок-клуба/ дебютировал на сцене свердловского Дворца Молодежи в одной тусовке о рижским ЦЕМЕНТОМ, московским НЮАНСОМ и своими КАБИНЕТОМ и ЧАЙ-Фом, в тусовке, посвященной двухлетию свердловского рок-клуба.

В выступлении ВОДОПАДА было все — лозунги, президиум и трибуны, пижамы, куклы, ночные горшки, виселицы и милицейские мигалки. По сцене бегали настоящие работники обкома комсомола с требованиями убрать виселицу. Всего этого было настолько много, что, как оказалось впоследствии, для рока почти не осталось места. Плюс плохая работа растерявшегося оператора, плюс идиотский дискотечный свет, плюс…, эх, да что там говорить…

Короче, не смотря на относительно теплый прием публики, снобы от рока наморщили носы, а аппаратчики начали скандал. Таким образом, дебют ВОДОПАДА можно окрестить как живописный провал. И виной этому в значительной мере — воинствующий дилетантизм режиссера. Сейчас-то, насмотревшись других групп, я начинаю понимать, что рок, несмотря на внешнюю грубость, штука тонкая и театральная, дозировка должна идти от рока, а не наоборот. А тогда…

А тогда ВОДОПАД, заработав, наконец, своим искусством по законной десятке, ретировался, сохраняя хорошую мину при плохой игре. Месяца два рок-клуб, отвечая на запросы из других городов, делал вид, что такой группы, как ВОДОПАД, не существует. ВОДОПАД же, вкусивший наркотика сцены, зализывал шишки и рвался в новые битвы, обзаведясь для солидности даже менеджером.

Объединившись с молодой, очень способной и так же нелитованной группой КРАСНЫЙ ХАЧ, они решили зафинтилить совместную гастроль в такие центры рок-культуры, как Новая ляда, Нижняя Логва, и, чуть не забыл про Копсалтуф. Гастроль на добровольной основе, под хилой прикрышкой районного комсомола. Отбросив в сторону трибуны, президиумы и прочий мешающий реквизит, новое объединение по прозвищу КРАСНАЯ ВОДОХАЧКА в течении двух вечеров потрясала подмостки таежных ДК, устраивая импровизированные шоу. И, не смотря на то, что тамошняя публика старательно делала вид, что она вообще торчит от року и премного в этом петрит, толку из гастролей не было. Никакого, одни неприятности.

Увидев, что панки совсем не похожи на Иосифа Кобзона, заведующие отделами культуры с воплями рванули в кабинеты Свердловска, требуя прекратить это безобразие. Безобразие прекратили просто. Взяли и не выплатили ни копейки из девятисот заработанных парнями рублей, мотивируя свой высокоэтичный поступок отсутствием литовки и права на выступления.

Так ВОДОПАД своими руками потрогал экономическую границу гласности. Это было тем более прискорбно, что вновь поступило настойчивое приглашение в Москву.

Когда до меня дошли глухие отзвуки этих бурных событий, я послал Грахову письмо разгневанного мужчины и вскоре выехал на худсовет рок-клуба. Носы продолжали морщиться, но оправдать затяжку литовки в условиях оголтелой гласности было нечем, и, зажав ноздри пальцами, худсовет шлепнул свои печати на ВОДОПАДОВЫ тексты во главе с пресловутым „Жидким Стулом“.

По окончании этого малоприятного дела, боссы свердловского рока дружно начали отговаривать нас от предстоящих гастролей в столицу. В основном они аргументировали это тем, что пригласившая нас менеджер Наталья Комарова известна как устроитель самых скандальных тусовок с наручниками, милицией, подлянками и т. д. За этим, не очень убедительным для гипертщеславных ВОДОПАДОВ, доводом легко читалась простая мысль — как бы эта деревня там не обосралась. Мысль вполне понятная и справедливая. Подарить миру очарование НАУТИЛУСА, демократизм и напор ЧАЙ-ФА, рафинированный музон КАБИНЕТА и вдруг скомпрометировать школу откровенными дилетантами, которые из кожи вон лезут, чтобы убить собственную студийную легенду!

Гораздо труднее было понять ВОДОПАД, который, имея за плечами блестящий провал в Свердловске и бедовую гастроль в провинции, все-таки пёрся на столичные подмостки, вобщем-то понимая, что попал.

„Когда мы скрестили шпаги по поводу выражения „Жидкий Стул“ мне стало просто смешно. Аргументы наши очень просты: во-первых — это дразнилка, хотя и небезобидная, во-вторых — жанр обязывает к некоторым захлестам за грань общественного вкуса, а в третьих — идет у нас борьба за поколение или нет? Чер те что, пропустить „Аппаратчика“, „Рейганку“ и не пущать „Жидкий Стул“!

Поражение на московской сцене равносильно кресту на публичной карьере. Главный довод ВОДОПАДОВ был железным — Боб не выдаст, Свинья не съест. Был и еще немаловажный довод — усиление группы полной ударной установкой, для работы на которой специально из Свердловска прибыл крепкий барабанист Сергей Щербаков.

В конце мая В. отбыл в столицу. Москва встретила группу распростертыми объятиями представителя кооператива „Импульс“, хорошей погодой и прекрасными условиями быта в доме отдыха Пулшево, куда съехались еще несколько групп, но уже по линии ЦК ВЛКСМ, на предполагаемую грандиозную, тусовку под названием „Рок-периферия“. Увы, тусовка эта вышла хилой, т. к. в связи с пребыванием в Москве господина Рейгана, из 50 ожидаемых групп, в столицу пробилось не более 5-ти. Право же, руководителям сверхдержав не мешало бы быть повнимательнее к рокерам и не назначать свои тусовки в те же дни, когда намечены выступления музыкантов. Кстати, там же мы познакомились с нашими соседями по седьмой „Авроре“ — группой ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ. Их музыки мы не слышали, но на вид, я вам скажу, они заткнули б за пояс любого европейского рокера. В столовой они сидели против нас и очень напоминали тайную вечерю при условии если всех апостолов выкрасить басмой и урзолом. Мы пригласили их на легкий акустический сейшн с такими же легкими напитками. Они испуганно так отказались наотрез — руководитель, мол, в Москве, а без него мы никуда, ни за что. Мы потом долго удивлялись: „Чего бояться?“ Один фиг, дальше Магадана не сошлют.

И вот настал день. Надо сказать, что организатор нашего выступления на сцене Дворца Метростроя — Наталья Комарова оказалась деловой женщиной. Она раздобыла недурной аппарат, пару японских клавиш, организовала нам, совершенно бесплатно, разогрев публики в лице местной группы КАЛИЙ и красноярской АМАЛЬГАМЫ и усадила рядом с нашим оператором двух отличных спецов этого дела. Зал был до отказа набит истинными ценителями панк-фольк-рока, знающими наизусть классику этого всплеска мировой культуры, а в седьмом ряду сидел Александр Градский.

Если вспомнить ещё, что в Пулшево на каждые два номера был душ и унитаз, что еще можно желать группе, которая пятый раз на сцене.

Оправдались и прогнозы руководства рок-клуба по поводу того, что Комарова и скандал — синонимы. Она действительно успела пересорить АМАЛЬГАМУ с КАЛИЕМ и довести до рукоприкладства по её же физиономии тихого и интеллигентного Мишу — нашего опекуна и финансиста из „Импульса“. Но самый интересный скандал разгорелся непосредственно перед выступлением В. АМАЛЬГАМА, игравшая довольно безобидный метал в сопровождении традиционного десятка рогаликов, скачущих у авансцены, на последней композиции, ничем не отличавшейся от предыдущих, вдруг почему-то страшно не понравилась администрации ДК. И началось, батюшки… Забегала администрация, милиция, публика засвистела, затопала. Выдернули штекера, обесточили сцену, кого-то куда-то вели, завернув руки. А в гримерке Комарова, на грани фола, пласталась с директрисой. Дело кончилось компромиссом. Она вышла на сцену и извинилась. Тут же, впрочем, добавила, что чихала она на эти извинения. Толпа взревела и когда на штанкете стал опускаться любимый плакат ВОДОПАДА: „Сегодня ты играешь панк, а завтра будешь грабить банк“, зал приветствовал его стоя. И началось. Выглядывая из-за портала в зал, я порой переставал понимать, где идет настоящий концерт. Каждая знакомая композиция театрализовалась зрителями, незнакомая — импровизировалась. Маршировали батальоны панков, чествовались папани, вешались любера и цитировались репризы. Стоило ВОДОПАДУ спеть куплет такого содержания:

Градский на радио льет ахинею

В сердце народа свой хит-парад,

Люди проснутся и обалдеют —

К ним приезжает панк-ВОДОПАД,

как в сторону Градского полетели такие плюхи, что уши, сами собой укладывались на плечи. Сыграть плохо в таких условиях было просто невозможно. Откуда что бралось… Слава Калясников умирал и возрождался с каждой песней, остальные вели себя так, будто это был их тысячный юбилейный концерт на сцене парижской „Олимпии“. А что касается деревенской пластики, так это так задумано. Короче, мы понравились молодым москвичам, а мы от них вообще обалдели. Концерт закончился тем, что десятка полтора девиц слизали со Славы грим; милиционеры долго жали руки Демину; Колю Вайнера, нашего менеджера, обступили деловые люди, записывая адрес с прицелом на осенние гастроли, а ко мне подошла директриса и, улыбаясь, сказала: „Вы — хорошая группа, приезжайте к нам еще.“ После чего стала мирно беседовать с Комаровой, так, как будто между ними никогда не было скандала.

Сперва я воспринял это как результат жизнеутверждающего искусства ВОДОПАДА и лишь потом, возвращаясь на триумфальной колеснице в пенаты, я стал думать, что что-то тут не так, что где-то я уже об этом слышал. Дошло, твою мать! Так это же режиссура! Скандал с АМАЛЬГАМОЙ, обесточивание аппаратуры были задуманы, чтобы создать психологический настрой у публики, усилить ее установку на свидание с ВОДОПАДОМ, поддразнить возможностью срыва концерта, создать ажиотаж и как обратная связь — темная сценическая лошадка ВОДОПАД, в условиях горячей поддержки, неминуемо должна была проявить свои лучшие качества. Вот тебе и Наташа Комарова — мисс-скандал, она же специализируется на жареных темных лошадках. Высочайший класс организации материала! Обвести вокруг пальца целый зал с милицейским кордоном и два десятка музыкантов всего-то с помощью симпатичной и артистичной администраторши. Мотайте на ус, мэны, как выводить на свет божий молодые группы так, чтобы публика была довольна и команда поверила в себя.

А как приятно после Москвы зайти в рок-клуб, просто очень приятно. Ну и вот, а потом была попытка выступить в совместном свердловском панк-шоу, попытка, к сожалению, не состоялась из-за фанов, оборвавших кабеля, а потом были два концерта в Челябинске. Один — сносный, один — очень недурной. Это было в начале июля, после чего мы расстались и ребята уехали с твердым намерением пошабашить на стройке и заработать хотя бы солирующие микрофоны и клавиши. Не знаю, что из этого выйдет.

В ВОДОПАДЕ сейчас играет существенную роль свердловское крыло — так я называю Калясникова, Мазанова и Щербакова. С их приходом значительно выросла музыкальная культура, стали тщательно оттачиваться аранжировки, но и старички подтянулись. Жалко, конечно, духа старого В., но не следует стоять на месте; осенью уходит в армию Юрка Радисев, и это жалко. Зато прибавились племянники — КРАСНЫЙ ХАЧ и вообще, сейчас в Верхотурье целая рок-коммуна — 13 человек, семеро из которых не поймешь где, как и на что живут. Святые люди, дай им бог удачи. И, конечно, все возлагают большие надежды на новый сезон. Летом я продолжал работу над панк-оперой, дело продвинулось, но незначительно, а сейчас, вдохновленный вашей аннотацией, я закончил новый сценарий „ВОДОПАД“ на РИНГЕ“. Если все будет удачно, то к зиме должны сделать пятисотку, где с одной стороны будет „РИНГ“, а с другой — КРАСНЫЙ ХАЧ.»

Искренне Ваш — С. Лукашин.

От редакции: В «новом» сезоне, на который ВОДОПАД возлагал большие надежды, они выступили на 3 фесте свердловского рок-клуба /14-16 октября 88 г./ Приводим отзыв из тамошнего послефестивального рекламного листка «Перекати-поле»: «…Что говорить? „Рейганке“ подпевал весь зал, но… На середине выступления мощный эмоциональный поток иссяк. У ВОДОПАДА отличный юмор „а-ля периферия“, но любая шутка, повторенная дважды, начинает бить мимо, — становится пошлой… Нет, в концертном варианте ВОДОПАД пока вряд ли закрутит даже игрушечную мельничку…»

Еще раз от редакции: А еще зимой в Челябинске нам рассказывали, что недавно у них была замечена странная агитбригада — С. Лукашин, выступавший в дуэте с баянистом /из его ДК/ под названием «Красный кукиш». Ставил народ в челябинских дискотеках на уши.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Живое слово критика [36]

Из книги автора

Живое слово критика [36] Притча о сороконожке, которая разучилась ходить, начав размышлять, где находится ее тридцать пятая нога в тот момент, когда двенадцатая делает шаг вперед, – эта притча вспоминается часто и по разным поводам. Невольно она снова приходит на память


Заключительное слово

Из книги автора

Заключительное слово Приложенные восемь репродукций[68] являются примерами конструктивных стремлений в живописи.По форме эти стремления распадаются на две главные группы:1. Композиция простая, подчиненная ясно находимой простой форме. Такую композицию я называю


Освещение объекта съемки как одно из изобразительных средств фотографии

Из книги автора

Освещение объекта съемки как одно из изобразительных средств фотографии Одним из активных изобразительных средств фотографии является освещение объекта съемки, создающее тот или иной световой рисунок фотографического изображения. Само название "фотография"


Слово: Тарантино

Из книги автора

Слово: Тарантино “Доказательство смерти”, 2007 Сколько бы Дэвид Линч ни повторял свою любимую мантру о том, что настоящий художник должен находиться в гармонии с миром и собой, верится в это с трудом. Слишком сильны стереотипы романтической эпохи. Раз ты Автор – обязан


Слово: Зеленка

Из книги автора

Слово: Зеленка “Карамазовы”, 2008 Читая знаменитую речь на открытии памятника Пушкину, Достоевский вряд ли знал, что вскоре и его назначат “нашим всем”. Причем в отличие от Пушкина смысловое ударение будет поставлено не на “всё”, а на “наше”. Ни на одного русского


Глава 14 О том, что слово не воробей…

Из книги автора

Глава 14 О том, что слово не воробей… В конце 1989 года Жерар Депардье чувствовал себя на верху блаженства. За минувшее десятилетие он снялся почти в двадцати картинах, и ни одна из них не была лично для него провальной. Ему достаются лавры актера № 1 французского кино. Он


Еще одно интервью

Из книги автора

Еще одно интервью …Жизнь каждый день выдвигает новые вопросы и проблемы…Разговор-интервью, начатый с Алексеем Баталовым несколько лет назад, сложился в эту книгу. Какие-то вопросы и ответы выросли в статьи, другие были намечены лишь вскользь, а некоторые выпали из поля