Петр Федорович Соколов 1791–1848

Петр Федорович Соколов

1791–1848

Родители определили Петра Соколова в Петербургскую Императорскую академию художеств в девятилетнем возрасте. Он учился в классе исторической живописи под руководством знаменитого тогда живописца В. К. Шебуева. В 1809 году за картину «Андромаха оплакивает убитого Гектора» Соколов получил малую золотую медаль и был оставлен при Академии для исполнения конкурсной работы на большую золотую медаль. Но попытка молодого художника добиться высшей награды не увенчалась успехом.

Соколов сумел преодолеть это поражение. Он занялся акварельной портретной живописью и достиг в этом деле выдающихся успехов. Соколова считают родоначальником русского акварельного портрета. Акварельный портрет в XIX веке постепенно вытеснил портретную миниатюру и стал играть в жизни общества такую же роль, как фотография в более позднее время.

П. Ф. Соколов. Автопортрет

Соколов работал очень быстро, за свою жизнь он написал большое количество портретов знаменитых современников. Его творчество стало своеобразным зеркалом эпохи. В 1839 году художник получил звание академика акварельной портретной живописи.

Женился Соколов на Юлии Павловне Брюлло, родной сестре Карла Брюллова, с которым он вместе учился в Академии художеств. Трое сыновей Соколова стали известными художниками.

Творчество Соколова пользовалось успехом и за рубежом. Его работы были известны в Париже и в Лондоне.

В конце жизни Соколов переехал из Петербурга в Москву. Его связывали дружеские отношения с семьей художника Е. И. Маковского.

Умер Соколов от холеры в самом расцвете творческих сил.

Старший сын П. Ф. Соколова – Петр Петрович Соколов некоторое время учился в Петербургской Императорской академии художеств в мастерской своего знаменитого дяди Карла Брюллова и стал известен как мастер изображения охотничьих сцен и животных. Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов он состоял художником при штабе русской армии, участвовал в боях, был ранен и награжден Георгиевским крестом за храбрость. Позже он получил звание академика живописи. П. П. Соколов создал замечательные иллюстрации к «Запискам охотника» И. С. Тургенева и стихотворениям Н. А. Некрасова. Умер он в полном одиночестве и нищете, похоронен в Царском селе на Казанском кладбище.

Средний сын П. Ф. Соколова – Павел Петрович Соколов тоже учился в Академии художеств у своего дяди Карла Брюллова и закончил ее со званием свободного художника, а потом за картину «Святое семейство» был удостоен звания академика живописи. Он создал замечательные иллюстрации к произведениям А. С. Грибоедова, иллюстрировал «Евгения Онегина» А. С. Пушкина, написал интереснейшие мемуары, в которых живо и остро изобразил жизнь художественной среды своего времени.

П. Ф. Соколов. Иллюстрации к «Евгению Онегину» А. С. Пушкина

П. Ф. Соколов. Иллюстрации к «Евгению Онегину» А. С. Пушкина

Младший сын П. Ф. Соколова – Александр Соколов сначала учился в Петербургской гимназии, но потом пошел по стопам отца. Он поступил в Московское училище живописи и ваяния, спустя некоторое время перешел в Петербургскую Императорскую академию художеств, которую закончил со званием свободного художника. В 1859 году за портрет фон Крузен и портрет своего брата Павла получил звание академика живописи. Он был членом Товарищества передвижных художественных выставок, стал известным портретистом, писал портреты особ императорской фамилии. Впоследствии П. Ф. Соколов служил хранителем музея Академии художеств.

П. Ф. Соколов. Портрет А. С. Пушкина

П. Ф. Соколов. Портрет В. А. Жуковского

П. Ф. Соколов. Портрет неизвестной

П. Ф. Соколов. Портрет сестер Анны и Екатерины Васильчиковых в маскарадных костюмах

П. Ф. Соколов. Портрет С. Г. Волконского

П. Ф. Соколов. Портрет Н. К. Загряжской

П. Ф. Соколов. М. Н. Волконская с сыном

П. Ф. Соколов. Андромаха оплакивает убитого Гектора

П. Ф. Соколов. Портрет императрицы Александры Федоровны и великой княжны Марии Николаевны

П. Ф. Соколов. Портрет поэта Д. В. Веневитинова

П. Ф. Соколов. Портрет Витали. Витали была женой известного московского скульптора И. П. Витали

П. Ф. Соколов. Портрет А. А. Бобринского

П. Ф. Соколов. Портрет композитора А. Н. Верстовского

П. Ф. Соколов. Портрет Н. М. Муравьева

П. Ф. Соколов. Портрет княгини О. А. Голициной

П. Ф. Соколов. Портрет Е. Ф. Рюминой

П. Ф. Соколов. Портрет А. В. Вельяшева

П. Ф. Соколов. Портрет А. А. Олениной

П. Ф. Соколов. Портрет П. А. Вяземского

П. Ф. Соколов. Портрет П. А. Вяземского

Петр Андреевич Вяземский происходил из древнейшего княжеского рода, который восходит к князю Ростиславу-Михаилу Смоленскому, внуку великого князя Владимира Мономаха. Основатель рода, князь Андрей Владимирович Долгая рука (потомок основателя русской велико-княжеской и царской династии Рюрика в двенадцатом колене), получивший в свой удел Вязьму, по преданию погиб в знаменитой битве с монголо-татарами на реке Калке. Один из предков Вяземского был известным опричником царя Ивана Грозного, его казнили пыточной смертью, несмотря на то, что он оказывал царю самые позорные для мужчины услуги. А другой дальний родственник во времена императрицы Екатерины II занимал должность генерал-прокурора Сената, в его ведении находилась Тайная канцелярия во главе со знаменитым кнутобойцем Шешковским, именем которого в России пугали детей. Императрица называла своего генерал-прокурора «свинцеголовым», тупость его вошла в поговорку; он вошел в историю как гонитель поэта Державина, однако Екатерина II ценила его как верного и исполнительного служаку.

Отец Вяземского Андрей Иванович Вяземский, потомок Рюрика в двадцать четвертом колене, был, как говорили его современники, «преоригинальнейшим человеком». В двадцать четыре года он дослужился до звания генерал-майора, чуть не поссорился с самим Потемкиным, объехал всю Европу. В Париже он отбил у английского вельможи жену, она развелась с мужем и уехала в Россию, где ее новый возлюбленный после ужасного скандала с родителями все же добился разрешения жениться на ней. Она была ирландкой, происходившей из невероятно знатного рода, основатель которого происходил по ирландским родословным от самого Адама в сто пятом колене. После всех этих приключений Вяземский-старший получил от императрицы Екатерины II должность наместника Нижегородской и Пензенской губерний и, по свидетельству современников, «пытался из Пензы сделать Лондон». При императоре Павле I, с которым у него были хорошие отношения с детских лет, он получил звание сенатора и тайного советника, но тем не менее почетную отставку, причина которой осталась неизвестна даже ему самому.

Вяземский-старший был влиятельным масоном. На его внебрачной дочери Е. А. Колывановой, рожденной графиней Елизаветой Карловной Сиверс, женился (вторым браком, после смерти первой жены) знаменитый уже тогда масон и писатель, будущий историк Карамзин. Карамзину Вяземский-старший давал читать свой философский труд «Наблюдения о человеческом духе и его отношении к миру» – позже изданный им под псевдонимом Передумин-Колыванов. В этом сочинении Вяземский-старший разработал систему переустройства мира – ее, к счастью, в отличие от некоторых других оригинальных систем переустройства бытия человека на этой планете, никто не стал осуществлять на практике.

Жена-ирландка Вяземского-старшего рано умерла, успев родить ему сына и дочь. Сына Вяземский-старший воспитал по собственной методике. Он оставлял его в полночь одного в глухом, удаленном от дома уголке одичавшего сада, строго-настрого запрещал плакать, по любому поводу немилосердно сек розгами за разные мелкие провинности и заставлял с раннего детства изучать математику и физику. Плавать он его учил самым надежным способом – бросал ребенка в пруд и уходил домой.

В доме Вяземских была одна из лучших в России, да и в Европе, библиотека. Вяземский-младший рано приобщился к чтению на разных иностранных языках, но русским владел в совершенстве. В двенадцать лет его отдали в иезуитский пансион в Петербурге – самое дорогое учебное заведение в России: учащиеся за год обучения платили тысячу рублей, огромные деньги по тем временам. Кроме того, Вяземский прослушал на дому курс лекций профессоров Московского университета. После этого накануне своей смерти Вяземский-старший проэкзаменовал сына, пришел к выводу, что сын глуп и ленив и ни к чему не способен. Он заставил сына записать эту характеристику, посоветовал почаще перечитывать ее и умер.

Вопреки мнению родителя, Петр Андреевич Вяземский стал выдающимся русским поэтом и критиком, проявил храбрость в Бородинском сражении, стал директором Государственного заемного банка, а потом заместителем министра народного просвещения и, прожив треть жизни за границей, умер в Баден-Бадене.

П. А. Вяземский был знатен, богат, талантлив, остроумен, удачлив и успешен. Он с детских лет знал А. С. Пушкина и входил в круг его самых близких друзей. Вяземский провел с ним последние дни после дуэли поэта, а во время похорон положил в его гроб свою перчатку, вторую оставив себе на память. Строку из стихотворения Вяземского «Первый снег»: «И жить торопится, и чувствовать спешит» Пушкин взял эпиграфом к первой главе «Евгения Онегина» и сам посвятил ему несколько стихотворений. Многие слова и строки из стихов Вяземского стали крылатыми фразами. Это прежде всего знаменитое выражение «русский Бог» из стихотворения «Русский Бог» – гимн всех русских циников и резонеров.

П. А. Вяземский. Русский бог

Нужно ль вам истолкованье,

Что такое русский бог?

Вот его вам начертанье,

Сколько я заметить мог.

Бог метелей, бог ухабов,

Бог мучительных дорог,

Станций – тараканьих штабов,

Вот он, вот он русский бог.

Бог голодных, бог холодных,

Нищих вдоль и поперек,

Бог имений недоходных,

Вот он, вот он русский бог.

Бог грудей и <…> отвислых,

Бог лаптей и пухлых ног,

Горьких лиц и сливок кислых,

Вот он, вот он русский бог.

Бог наливок, бог рассолов,

Душ, представленных в залог,

Бригадирш обоих полов,

Вот он, вот он русский бог.

Бог всех с анненской на шеях,

Бог дворовых без сапог,

Бар в санях при двух лакеях,

Вот он, вот он русский бог.

К глупым полн он благодати,

К умным беспощадно строг,

Бог всего, что есть некстати,

Вот он, вот он русский бог.

Бог всего, что из границы,

Не к лицу, не под итог,

Бог по ужине горчицы,

Вот он, вот он русский бог.

Бог бродяжных иноземцев,

К нам зашедших за порог,

Бог в особенности немцев,

Вот он, вот он русский бог.

Вяземский первый назвал великого русского баснописца И. А. Крылова «Дедушкой Крыловым», он же впервые употребил выражение «квасной патриотизм», «музыка будущего». Часто цитировались его строки «Смерть жатву жизни косит» и шуточные «В боренье с трудностью силач необычайный», «Я Петербурга не люблю», «Ах! не спаслась Россия!..», «Почтовой станции диктатор» – о станционном смотрителе, по воле которого можно было просидеть несколько суток, дожидаясь лошадей.

А. С. Пушкин. К портрету Вяземского

Судьба свои дары явить желала в нем,

В счастливом баловне соединив ошибкой

Богатство, знатный род с возвышенным умом

И простодушие с язвительной улыбкой.

А. С. Пушкин. Вяземскому

Язвительный поэт, остряк замысловатый,

И блеском колких слов, и шутками богатый,

Счастливый Вяземский, завидую тебе.

Ты право получил, благодаря судьбе,

Смеяться весело над злобою ревнивой,

Невежество разить анафемой игривой.

А. С. Пушкин. Из письма к Вяземскому

Сатирик и поэт любовный,

Наш Аристип и Асмодей,

Ты не племянник Анны Львовны,

Покойной тетушки моей.

Писатель нежный, тонкий, острый,

Мой дядюшка – не дядя твой,

Но, милый, – музы наши сестры,

Итак, ты все же братец мой.

А. С. Пушкин. Из письма к Вяземскому

В глуши, измучась жизнью постной,

Изнемогая животом,

Я не парю – сижу орлом

И болен праздностью поносной.

Бумаги берегу запас,

Натугу вдохновенья чуждый,

Хожу я редко на Парнас,

И только за большою нуждой.

Но твой затейливый навоз

Приятно мне щекотит нос:

Хвостова он напоминает,

Отца зубастых голубей,

И дух мой снова позывает

Ко испражненью прежних лет.

А. С. Пушкин. Из письма к Вяземскому

Любезный Вяземский, поэт и камергер…

(Василья Львовича узнал ли ты манер?

Так некогда письмо он начал к камергеру,

Украшенну ключом за верность и за веру).

Так солнце и на нас взглянуло из-за туч!

На заднице твоей сияет тот же ключ…

Ура! хвала и честь поэту-камергеру.

Пожалуй, от меня поздравь княгиню Веру.

П. Ф. Соколов. Портрет И. И. Клодт

П. Ф. Соколов. Портрет И. И. Клодт

Иулиания Ивановна Клодт (урожденная Спиридонова) – жена скульптора барона П. К. Клодта, создателя знаменитых коней, украшающих Аничков мост в Петербурге. Она была племянницей скульптора И. П. Мартоса, автора памятника Минину и Пожарскому в Москве и воспитывалась в его семье.

П. Ф. Соколов Портрет Л. В. Дубельта

П. Ф. Соколов. Портрет Л. В. Дубельта

Леонтий Васильевич Дубельт происходил из аристократической семьи, его матерью была лифляндская дворянка Мария Григорьевна Шпертер, род которой, по семейному преданию, восходил к ветви испанской королевской семьи Мефина Челли, а отец – Василий Иванович – служил в гусарах и отличился во многих походах и сражениях. Дубельт окончил горный кадетский корпус, прапорщиком поступил в Псковский пехотный корпус, участвовал в Отечественной войне 1812 года, получил ранение в сражении при Бородине, был адъютантом знаменитого генерала Н. Н. Раевского во время заграничного похода русской армии, дослужился до полковника. Дубельт был членом нескольких масонских лож, его даже подозревали в причастности к тайным организациям, которые в декабре 1825 года пытались осуществить государственный переворот. Дубельт ушел в отставку, но в 1830 году поступил в корпус жандармов и стал деятельным помощником А. Х. Бенкендорфа, а впоследствии и управляющим III Отделением и членом главного управления цензуры. После смерти А. С. Пушкина он вместе с В. А. Жуковским разбирал архив поэта. Благодаря бдительности Дубельта была арестована группа известного впоследствии своей подстрекательной деятельностью Н. В. Петрашевского, сосланного на вечную каторгу. (Причастный к этой группе Ф. М. Достоевский получил всего лишь четыре года каторги, но и этот срок оказался достаточным для того, чтобы выработать правильное мировоззрение.) В «Энциклопедическом словаре», изданном под редакцией К. К. Арсеньева и профессора Ф. Ф. Петрушевского (известном по имени издателя Брокгауза), о Дубельте сказано: «Хорошо образованный, проницательный и умный Дубельт по должности, им занимаемой, и отчасти по наружности был предметом ужаса для большинства жителей Санкт-Петербурга. Иногда случалось Дубельту сделать и доброе дело. Так, он по просьбе Булгарина (которого Дубельт третировал, как в свое время третировали Тредьяковского) выхлопотал у государя пенсию вдове Полевого. Хотя почти вся деятельность Дубельта вызывалась доносами и на них основывалась, но лично он к доносчикам питал искреннее презрение и при выдаче им наград десятками или сотнями рублей придерживался цифры три (в память 30 серебреников, говаривал он)».

Дубельт был женат на племяннице знаменитого адмирала, морского министра и сенатора Н. С. Мордвинова, в свое время любимца императора Павла I и врага Г. А. Потемкина.

К концу жизни Дубельт дослужился до полного генерала.

П. Ф. Соколов. Портрет Е. П. Бакуниной

П. Ф. Соколов. Портрет Е. П. Бакуниной

Бакунина была родной сестрой А. П. Бакунина, лицейского товарища А. С. Пушкина. Ее называли первой любовью поэта, он упоминает о ней во многих своих стихотворениях. В одной из черновых редакций восьмой главы «Евгения Онегина» Пушкин вспоминал о Бакуниной:

В те дни… в те дни, когда впервые

Заметил я черты живые

Прелестной девы и любовь

Младую взволновала кровь,

И я, тоскуя безнадежно,

Томясь обманом пылких снов,

Везде искал ее следов,

Об ней задумывался нежно…

Бакуниной посвящены и стихи «К живописцу» и «Наслаждение».

А. С. Пушкин. К живописцу

Дитя харит и вдохновенья,

В порыве пламенной души,

Небрежной кистью наслажденья

Мне друга сердце напиши;

Красу невинности прелестной,

Надежды милые черты,

Улыбку радости небесной

И взоры самой красоты.

Вкруг тонкого Гебеи стана

Венерин пояс повяжи,

Сокрытой прелестью Альбана

Мою царицу окружи.

Прозрачны волны покрывала

Накинь на трепетную грудь,

Чтоб и под ним она дышала,

Хотела тайно воздохнуть.

Представь мечту любви стыдливой,

И той, которою дышу,

Рукой любовника счастливой

Внизу я имя подпишу.

А. С. Пушкин. Наслажденье

В неволе скучной увядает

Едва развитый жизни цвет,

Украдкой младость отлетает,

И след ее – печали след.

С минут бесчувственных рожденья

До нежных юношества лет

Я все не знаю наслажденья,

И счастья в томном сердце нет.

С порога жизни в отдаленье

Нетерпеливо я смотрел:

«Там, там, – мечтал я, – наслажденье!»

Но я за призраком летел.

Златые крылья развивая,

Волшебной нежной красотой

Любовь явилась молодая

И полетела предо мной.

Я вслед… но цели отдаленной,

Но цели милой не достиг!..

Когда ж весельем окрыленный

Настанет счастья быстрый миг?

Когда в сиянье возгорится

Светильник тусклый юных дней

И мрачный путь мой озарится

Улыбкой спутницы моей?

П. Ф. Соколов. Женский портрет

П. Ф. Соколов. Мужской портрет

П. Ф. Соколов. Портрет И. Г. Полетики

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

3.1. Петр Бицилли

Из книги История русской семиотики до и после 1917 года автора Почепцов Георгий Георгиевич

3.1. Петр Бицилли П.Бицилли (1879–1953) принадлежал петербургской школе культурологов, посвятивших свою жизнь изучению средних веков. Основатель этой школы — профессор Иван Гревс. Для нее было характерно колоссальное внимание к детали, попытка восстановить ее на основе


Сильвестр Щедрин 1791-1830

Из книги Русские живописцы автора Сергеев Анатолий Анатольевич

Сильвестр Щедрин 1791-1830 Ранее в пейзаже господствовала «сказочность», подражательность неким западным образцам. Голубые небеса, бело-розовые облачка, и на их фоне непременно развалины какого-нибудь рыцарского замка. Или голубая безмятежная гладь залива – и корабль с


Теодор Жерико (1791–1824)

Из книги Мастера исторической живописи автора Ляхова Кристина Александровна

Теодор Жерико (1791–1824) С раннего возраста Теодора Жерико интересовала только живопись… и лошади. Частенько занятиям в школе он предпочитал конюшню, где можно было наблюдать за лошадьми и рисовать их. Юный художник умел передать характеры животных, их нравы и


Константин Федорович Юон (1875–1958)

Из книги Айвазовский в Крыму автора Барсамов Николай Степанович

Константин Федорович Юон (1875–1958) Картины Константина Федоровича Юона являются как бы мостом, соединяющим Россию конца XIX века с новым государством, образовавшимся в 1917 году. Он с большой достоверностью изображал изменения, происходящие в стране и, особенно, в Москве в эти


Константин Фёдорович Богаевский

Из книги Зодчие Санкт-Петербурга XVIII–XX веков автора Исаченко Валерий Григорьевич

Константин Фёдорович Богаевский Кто бывал в Третьяковской галерее в дореволюционную пору, тот, вероятно, помнит, какое впечатление производили картины К. Ф. Богаевского, выставленные среди работ мастеров русской живописи начала XX века.Сумрачный по ощущению, каменистый,


Петр Еропкин

Из книги Шедевры европейских художников автора Морозова Ольга Владиславовна

Петр Еропкин П.М. ЕропкинПетр Михайлович Еропкин (1698–1740) – самая трагическая фигура в истории русского зодчества последних трех веков. Он открывает собой долгий ряд художников и зодчих – подвижников, новаторов, преобразователей, просветителей, общественных деятелей.


Теодор Жерико (1791–1824)

Из книги Эпоха становления русской живописи автора Бутромеев Владимир Владимирович

Теодор Жерико (1791–1824) Плот «медузы» 1819. Лувр, Париж«Плот „Медузы“» — самое прославленное произведение художника и одно из знаковых полотен эпохи романтизма, было написано на актуальную тему, что явно нарушало каноны академической исторической живописи. В основу


Петр Васильевич Басин 1793–1877

Из книги 100 шедевров русских художников автора Евстратова Елена Николаевна

Петр Васильевич Басин 1793–1877 Басин родился в Санкт-Петербурге в многодетной семье небогатого чиновника. Его отец Василий Степанович Басин служил в департаменте государственного казначейства и к концу жизни получил звание тайного советника. Мать будущего художника


Евграф Федорович Крендовский 1810–1870

Из книги автора

Евграф Федорович Крендовский 1810–1870 Крендовский происходил из «обер-офицерских детей», служил в канцелярии городской полиции в Арзамасе, учился в Арзамасской художественной школе А. В. Ступина. В 1830 году приехал в Петербург и начал посещать классы Академии художеств


Петр Михайлович Боклевский 1816–1897

Из книги автора

Петр Михайлович Боклевский 1816–1897 Боклевский родился в семье отставного подпоручика, участника штурма Измаила Михаила Федоровича Боклевского, в небольшом имении Елшино в Пронском уезде Рязанской губернии. Мать его, Мария Даниловна, урожденная Сазонова, дочь небогатого


Михаил Федорович Давыдов Начало XIX века —?

Из книги автора

Михаил Федорович Давыдов Начало XIX века —? Давыдов был крепостным дворовым человеком князя И. Д. Салтыкова, происходил из Владимирской губернии. Он посещал классы Петербургской Императорской академии художеств, потом стал учеником А. Г. Венецианова, который помог ему


Василий Федорович Тимм 1820–1895

Из книги автора

Василий Федорович Тимм 1820–1895 Георг Вильгельм Фридрих Тимм родился в дачном местечке Зоргенфрей (в переводе с немецкого – «свободный от забот») в семье рижского бургомистра, выходца из чиновничьей среды. Мать художника, Юлианна фон Циммерман, была дочерью сельского


Щедрин Сильвестр Феодосиевич (1791–1830)

Из книги автора

Щедрин Сильвестр Феодосиевич (1791–1830) Новый Рим. Замок св. Ангела В пейзаже Щедрина образ Вечного города одновременно величественный и интимный. Тяжелая каменная громада замка Св. Ангела уравновешена зданиями и лодками на левом берегу Тибра. Величавое, плавное течение