Игорь Чайко

Игорь Чайко

В первом ряду создателей ленинградской архитектурной школы стоит имя крупного архитектора и художника Игоря Михайловича Чайко, отдавшего архитектуре полвека. С его именем связаны все этапы становления, развития и высших достижений ленинградской архитектуры. Этот скромный и до глубокой старости красивый человек, пользовавшийся всеобщим уважением, почти не имел высоких званий и наград (кроме двух орденов Трудового Красного Знамени), что не мешало ему гордиться своим главным званием: «Я архитектор, разве этого мало?». В наше время мало кто мог бы сравниться с ним по глубокому знанию самого строительного процесса. Он мог показать, как, например, приготовить раствор, отремонтировать набережную Невы, как сделать ночную подсветку памятников зодчества, как выполнить благоустройство кварталов и улиц. Он знал, как можно усовершенствовать качество строительных и отделочных материалов. Казалось, что он знал все.

И.М. Чайко

Я во всех деталях помню его беседу с читателями Публичной библиотеки – около двух часов продолжался доверительный, с полнейшим уважением к слушателям разговор о самых прозаических вещах, вроде ремонта канализационных систем или оборудования детских площадок. И это было захватывающе интересно. Никто, правда, не знал, что с ними беседует маститый архитектор, автор здания СКК и многих опубликованных статей об архитектуре.

Происхождение зодчего не совсем обычно. Его предок по материнской линии – французский офицер, тяжело раненный в 1812 году и выхоженный украинскими крестьянами. Прапрадед по отцовской линии был насмерть забит помещиком-самодуром, а прадед выкупил семью из крепостной неволи. Отец Игоря Михайловича сумел получить архитектурное образование, окончив Институт гражданских инженеров. Он строил в Петербурге и Финляндии. Таким образом, Игоря Михайловича уже можно считать потомственным архитектором.

Он родился 29 марта 1910 году в Царском Селе. Как и отец, он учился в Институте гражданских инженеров, который окончил в 1930 году. Первая самостоятельная работа – проектирование и строительство поселка тихвинских бокситских рудников (1931–1932 гг.). А затем молодой архитектор становится одним из пионеров сборного крупноблочного домостроения – началось комплексное проектирование жилых кварталов Международного (ныне Московского) проспекта (15,19 и 21-й кварталы). Речь идет о компактной, превосходно спланированной группе кварталов между Московским и Нарымским (ныне Ю. Гагарина) проспектами, Благодатной и Кузнецовской улицами. Две большие группы кварталов в свою очередь разделены на несколько жилых комплексов улицами Свеаборгской и Севастьянова.

Эти обширные работы начались в 1931 году в мастерской выдающегося зодчего и организатора Н.А. Троцкого. И.М. Чайко часто и с большой теплотой вспоминал о нем. Работа в его мастерской, где кипела бурная, интересная жизнь, где царил дух творческого соревнования, была наилучшей школой для каждого. Все были молоды, самому руководителю и старшему товарищу не было и 40 лет. Здесь Чайко познакомился и сдружился с архитекторами и инженерами, с которыми ему суждено было возрождать город после войны.

Что касается системы рассматриваемых кварталов, можно, конечно, четко определить, кто, что и когда строил в этом комплексе, но в данном случае это не имеет существенного значения. Самому Троцкому принадлежит разработка проектов (в основном фасадов) домов № 182, 184 и 186 (завершены уже после войны) на Московском проспекте. С 1931 по 1940 год над созданием внутриквартальной застройки работали впоследствии также известные архитекторы Б.Н. Журавлев, В.Н. Зотов, С.В. Васильковский и др. И.М. Чайко спроектировал больше других; по существу, он в большей или меньшей степени проектировал всю систему кварталов, работая как архитектор и как инженер-строитель.

Назовем основные постройки: дома № 10, 12 и 16 на улице Севастьянова (с Ф.3. Мазель, 1936–1939 гг.), среди которых выделяется общежитие (№ 16) для рабочих фабрики «Скороход» – первое крупноблочное здание в городе (инженер Д.Х. Альперович). Ряд домов был возведен из офактуренных блоков. В этой работе у Чайко завязываются дружеские отношения с И.Г. Нипоркиным, Д.М. Трофимкиным и другими энтузиастами, подлинными поэтами крупноблочного строительства. Игорь Михайлович любил вспоминать те годы, обстановку будней-праздников: завершение каждого дома было праздником.

Трудность в работе заключалась в том, что надо было изготавливать большое количество разнообразных и даже неповторяемых блоков для участков, где первоначально намечалось строить кирпичные дома. Это связывало архитекторов и строителей, многое решалось прямо на площадке, не все получалось так, как хотелось, но этот опыт пригодился на всю жизнь. В истории этой стройки есть весьма любопытная деталь. В 1930–1931 годы И.М. Чайко совместно с инженерами-изобретателями Д.Х. Альперовичем, Е.И. Герасименко и Д.М. Трофимкиным разработал проект первого в стране деревянного портального крана для монтажа крупноблочных домов. Это было более прогрессивным методом строительства. Впервые монтаж был осуществлен в 1931 году в экспериментальных домах из шлакобетонных блоков на Сызранской улице (в том же квартале). А в 1934 году эти новаторы совместно с И.Г. Нипоркиным и Т.Д. Каценеленбоген (одна из первых женщин-архитекторов в нашей стране) начали переход к заводскому производству блоков с наружной и внутренней отделкой. Работы по застройке этих кварталов были продолжены после войны.

В предвоенные годы Игорь Михайлович построил по своим проектам жилой дом в Магнитогорске, ряд школ в Ленинграде, среди них – тактично вписавшееся в старинную застройку здание школы на углу канала Грибоедова и переулка Гривцова, скромное, почти нейтрального вида. Архитектор сотрудничал и с известным архитектором Д.П. Бурышкиным, участвуя в проектировании одного из зданий на правом берегу Невы, в самом начале Заневского проспекта. В предвоенные годы Игорь Михайлович закончил курсы повышения квалификации в Академии художеств для совершенствования в области художественного творчества – недаром он всю жизнь успешно занимался рисунком, графикой, живописью и даже скульптурой. Этому в определенной степени способствовало и то, что женой архитектора стала Ольга Владимировна Конашевич, дочь замечательного графика, иллюстратора, мастера детской книги В.М. Конашевича, на персональной выставке которого в Русском музее экспонировался большой портрет И.М. Чайко. Архитектор познакомился с А.Н. Самохваловым, Н.А. Тырсой, К.С. Петровым-Водкиным и другими видными художниками, нередко работал рядом с ними, и, надо сказать, ряд его работ не уступает работам этих мэтров.

В предвоенные годы И.М. Чайко уже был сложившимся и достаточно опытным архитектором-строителем, а также художником. В годы ленинградской блокады он участвовал в маскировочных работах, в строительстве ложных аэродромов (он был одним из инициаторов их возведения) и оборонительных рубежей. Когда выдавались свободные минуты, рисовал город и его жителей. Однажды истощенного и лишенного даже способности передвигаться архитектора привезли в госпиталь. Здесь он выполнил портретные зарисовки блокадников, на основе которых впоследствии появился большой графический цикл.

В 1944 году Чайко решением Архитектурно-планировочного управления был отозван из инженерного отдела Балтийского флота, где он служил, и направлен на восстановительные работы в Ленинград, являвшиеся частью гигантского плана возрождения и дальнейшего развития города на Неве. Ничего подобного город не знал за всю свою историю. Масштабы работ были грандиозными, и в том, что они были успешно и быстро выполнены, большая заслуга И.М. Чайко и его товарищей, с которыми он начинал свой путь еще до войны в Московском районе. Совместно с Б.Н. Журавлевым он выполнил реконструкцию и оформление интерьеров Военно-медицинского музея на Загородном проспекте, построил ряд крупных зданий. Всегда спокойный и сосредоточенный, неизменно вежливый и внимательный, он умел сочетать работу в мастерской с авторским надзором, нередко сразу на нескольких объектах.

Лиговский проспект, д. 107

В 1946–1947 годах И.М. Чайко совместно с Б.М. Серебровским построил большой жилой дом на Лиговском пр., 107 (на месте разрушенного дома). В старую застройку хорошо вписался дом № 34 на набережной Макарова (1953–1955 гг.), построенный для рабочих завода имени Козицкого. У многих зданий, возведенных по проектам Чайко в 1940—1950-х годах, есть качества, общие для архитектуры Ленинграда тех лет, но есть и свои особенности, которые выявляются только при осмотре: уверенная прорисовка деталей фасадов, знание особенностей классической архитектуры Петербурга (недаром он так много изучал город с карандашом и кистью в руке), чувство масштаба. Пластика зданий основана на ритме простых, стройных эркеров, балконов и лоджий, разнообразной рустовке, скупо введенном декоре. Пригодился опыт 1930-х годов, когда приходилось минимальными средствами решать сложные и очень разные задачи.

Большой проспект, д. 87

В архитектурном и строительном опыте ничто не бывает лишним и рано или поздно дает результаты – так справедливо полагал Чайко, которому в его большой жизни приходилось работать в разных направлениях и «жанрах». В 1955–1956 годах по проектам Чайко были построены крупные представительные дома на Васильевском острове. Это жилые дома для Сталепрокатного и проволочно-канатного завода (Большой пр., 87, 89), Балтийского завода (Большой пр., 72), дома №№ 15, 19, 21 на Наличной улице, дом № 29 на 10-й линии В. О. Сам автор рассматривал дома на Большом проспекте В. О. как звено будущего морского фасада города. В 1952 году Игорь Михайлович совместно с Е.Г. Груздевой перестроил кинотеатр «Форум» на 7-й линии В.О. – это кинотеатр «Балтика» (не сохранился). Его скульптурное оформление было также выполнено при участии автора. Работы Чайко на Васильевском острове, созданные в институте «Ленпроект», составляют важную часть его творчества и ярко характеризуют время.

Большой проспект В.О., д. 89. Фрагмент д. 89

И наконец, в начале 1950-х годов архитектор смог вернуться к своему довоенному детищу – кварталам в Московском районе, где был построен ряд крупноблочных домов с детскими учреждениями и предприятиями культурно-бытового обслуживания на первых этажах. Аналогичные работы были осуществлены в этом комплексе и коллегами Игоря Михайловича. Чайко очень любил этот район и с большим волнением вернулся сюда уже умудренным жизненным и творческим опытом, тем более что послевоенное строительство в рассматриваемой нами системе кварталов было логическим продолжением прерванного войной эксперимента.

В 1959 году в Ленинграде оживленно обсуждали уже завершенный образцовый 44-й квартал на Московском проспекте – первый в Ленинграде опыт комплексной крупноблочной застройки. Не всегда экскурсоводы могут показать его, поэтому нужно назвать улицы, его ограничивающие: Ленсовета, Гастелло, Фрунзе и проспект Юрия Гагарина. Невдалеке Московский парк Победы. Площадь квартала 11 га. Это ансамбль крупноблочных многоэтажных домов, рассчитанный на 1611 квартир. Главной задачей Чайко ставил создание «хорошо организованной жилой среды», поэтому много внимания было уделено благоустройству территории. Авторы (кроме Игоря Михайловича – архитекторы П.А. Арешев, С.А. Ушаков, Н.А. Владиславлева и инженер Н.И. Дюбов, с которым Чайко работал еще до войны) ввели в облик строгих, хорошо скомпонованных фасадов цвет в нижних этажах, балконах и некоторых деталях. Здесь, пожалуй, впервые в жилом строительстве нашего города была эффективно и уместно применена скульптура, обогатившая среду, – это отдельно стоящие статуи молодых людей из бетона, выполненные талантливыми учениками знаменитого ваятеля А.Т. Матвеева Б.Е. Каплянским, Л.Ю. Эйдлиным и А.Л. Малахиным. Чайко был большим знатоком скульптуры, сам лепил, знал всех лучших скульпторов и впоследствии постоянно сожалел об утрате этих скульптур. Здесь были также малые формы и фонтаны. Архитекторы предусмотрели школу-интернат, спортивный центр, одноэтажные гаражи. Чайко очень любил эту работу, охотно вспоминал о ней и о тех, с кем работал. Особенно любил он творчество скульптора Б.Е. Каплянского, одного из авторов скульптурного оформления Пискаревского мемориала. Их совместная работа – надгробие А.П. Германа на Волковском кладбище (1957 г.).

44-й квартал на Московском проспекте

В 1952–1960 годах формируется Новоизмайловский проспект, своеобразный дублер Московского проспекта. В его начале поднялись девятиэтажные стройные дома с универмагами (с О.А. Ушаковым), с пятью рядами балконов. Это дома-пропилеи, акцентирующие начало магистрали. Между ними – башенные, точечные дома.

Как и другие ленинградские архитекторы, Чайко много занимался типовым проектированием. Дома по его типовым проектам сооружены в Московском и других районах. Поиски нового при этом связывались с решением градостроительных задач, поисками рациональных вариантов развития компактной и удобной жилой застройки и всей архитектурной среды. Чайко был убежден в том, что индустриальное домостроение не является помехой в создании живой и выразительной среды обитания: «Нет плохого домостроения, а есть плохие архитекторы».

Новоизмайловский проспект

1966–1980-е годы были для архитектора годами напряженной работы над проектами общественных зданий – его мысли далеко обгоняли практику и возможности строительной индустрии, натыкались на непонимание ретроградов. О широте его творческого диапазона свидетельствуют проекты спорткомплекса в Надыме, грандиозного спортивно-зрелищного комплекса «Кировец» близ площади Стачек (к великому сожалению, не реализован), спроектированный для Ярославля Центр научно-технической информации (совместно с Е.В. Карпиным), проект Дома техники в Парке авиаторов…

В творчестве зодчего и его мастерской наступил новый этап – проектирование крупных общественных зданий. Когда в присутствии Игоря Михайловича кто-нибудь произносил слова «застой» или «упадок» применительно к архитектурному творчеству, он недоумевал, ибо просто не знал, что это такое. Его жизнь – это постоянное горение, движение, понятие «старость» к нему вообще неприменимо!

Но сколько бы мы ни говорили о многолетней деятельности замечательного мастера зодчества, главным его детищем, с которым он навсегда вошел в каменную летопись города, останется Спортивно-концертный комплекс в Московском районе – одна из главных наших достопримечательностей, сооружение, занимающее в биографии Чайко важнейшее место.

Спортивно-концертный комплекс имени В.И. Ленина

Существует обширная литература, по которой можно ознакомиться со всеми этапами проектирования грандиозного и уникального здания на проспекте Гагарина. В этот объект вложили свой опыт и мастерство многие замечательные архитекторы и инженеры, каждый из которых достоин статьи и даже книги: архитекторы Н.В. Баранов, Ф.Н. Яковлев, Е.М. Полторацкий, Н.А. Владиславлева, инженеры А.П. Морозов, Б.Д. Белов, О.А. Курбатов, Ю.А. Елисеев и многие-многие другие. Работы начались в 1960-х годах и были завершены в 1981 году. Это было большим событием и в жизни города, и в жизни каждого из авторов, и прежде всего руководителя проекта И.М. Чайко. Это было праздником для института Лензнииэп, где Игорь Михайлович долгие годы возглавлял одну из мастерских. СКК был крупнейшим в стране крытым сооружением многоцелевого назначения на 25 тыс. мест. Впервые в мире был создан зал, перекрытый стальной мембраной. Несущий каркас – 56 стальных обетонированных колонн и верхнее сборно-монолитное железобетонное опорное кольцо – выявлен на фасадах. В отделке использован естественный камень. Чрезвычайно много внимания уделено отделке интерьеров гигантского зала, облик которого может меняться в зависимости от характера использования. В этом сооружении с убедительной силой были решены градостроительные, идейно-художественные, функциональные и технические проблемы, достигнут синтез архитектурного замысла и его конструктивного воплощения. Возник новый ансамбль – прообраз последующих олимпийских и других объектов. Три объема – цилиндр зала, двухэтажная обстройка и гранитный подиум составляют единую композицию. Вход акцентирует скульптура – спортсмен с победным кубком и девушка с актерскими масками. Авторы – скульпторы В.Л. Рыбалко, Н.А. Гордиевский и Г.К. Баграмян. В едином замысле со зданием и созданный Чайко проект расширения Парка Победы между проспектами Гагарина и Космонавтов – этому он придавал очень большое значение.

Авторский проект. Московское шоссе. Западный фасад. Корпус № 7. Квартал № 19

Игорь Михайлович прожил насыщенную, захватывающе интересную жизнь. При такой нагрузке, казалось бы, ни на что больше не остается времени. А он рисовал город в дни блокады и после войны, делал литографии, выполнил большой цикл парижских акварелей, писал портреты. Его квартира на Моховой ул., 12, обладала большой притягательной силой. Превосходный собеседник, энциклопедически образованный, доброжелательный и чуткий, он был живой историей ленинградской архитектуры. Потомок украинских крестьян стал воплощением петербургской—ленинградской культуры. Он всегда был красив – и в юности, в буденновском шлеме, и в старости – стройный, подтянутый, всегда собранный и целеустремленный. Вот он идет по набережной Мойки от Главного штаба к себе на Моховую. В кабинете висят рядом работы Конашевича, Петрова-Водкина и его собственные. Он скончался 24 апреля 1993 г. Я счастлив, что был знаком с ним, и не проходит горечь утраты… На фасаде дома – мемориальная доска, посвященная Конашевичу, – последнее произведение Игоря Михайловича. Возможно, когда-нибудь рядом будет установлена еще одна…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Игорь Ильинский

Из книги Неувядаемый цвет: книга воспоминаний. Т. 3 автора Любимов Николай Михайлович


ИГОРЬ ГРАБАРЬ

Из книги Мастера и шедевры. Том 3 автора Долгополов Игорь Викторович


ИГОРЬ ДУДИНСКИЙ Открывая художника

Из книги Анатолий Зверев в воспоминаниях современников автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

ИГОРЬ ДУДИНСКИЙ Открывая художника Когда Людмила Берлинская победила в ответственном международном конкурсе, редакция «Огонька» (Огонек. № 7. 1986) поместила её фотопортрет на обложке. Пианистка дома, за роялем. На стене — картины. Знатокам современного искусства было


ИГОРЬ КИСЛИЦЫН Оставаясь всегда свободным

Из книги автора

ИГОРЬ КИСЛИЦЫН Оставаясь всегда свободным Впервые я увидел Толю в 1969 году в мастерской Васьки Ситникова (как называл его Зверев — Васьки Ситникова) на Лубянке. Он был опухшим с похмелья, с совершенно перекосившимся лицом, бороду он тогда не носил. Вася представил его как


ИГОРЬ СНЕГУР Пульсирующий астрал

Из книги автора

ИГОРЬ СНЕГУР Пульсирующий астрал Удивительная штука — жизнь! Оглядываешься в прошлое, а оно совсем не нечто целое, как казалось тогда. Из множества лиц, личностей, событий всплывают какие-то тени, хоровод и мельканье чего-то непроявленного из этого роя. В памяти всплывают


ИГОРЬ МАРКЕВИЧ Зверев — это «случай»

Из книги автора

ИГОРЬ МАРКЕВИЧ Зверев — это «случай» Представляя в Париже работы Зверева, Маргерит Мотт и я надеемся, что знакомство с художественными течениями, ещё неизвестными на Западе и с которыми я столкнулся во время моих путешествий по СССР, окажутся весьма полезными. Не